Skip to main content

Продолжая цикл исторических статей о взаимоотношении России и Франции, мы познакомились с Игорем Деланоэ, заместителем директора аналитического центра Обсерво при Франко-российской торгово-промышленной палате, доктором исторических наук и выпускником Университета Ниццы София Антиполис. Он рассказал нам о том, как однажды маленькая уютная бухта городка Вильфранш превратилась в настоящий русский военный порт на Средиземном море.

Игорь Деланоэ – заместитель директора аналитического центра Обсерво при Франко-российской торгово-промышленной палате, доктор исторических наук, выпускник Университета Ниццы София Антиполис.

Области его научных интересов: геополитика России, российское присутствие в Черном море, в Средиземноморье и на Ближнем Востоке, а также вопросы безопасности и обороны, ВМФ России. Он защитил диссертацию в университете Ниццы в ноябре 2012 о ВМФ России в Средиземном море с Екатерины Великой до Владимира Путина. В 2013 г. после защиты диссертации завершил пост-докторскую программу в школе государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди при Гарвардском университете в рамках Национальной программы безопасности. Является ассоциированным исследователем Центра международных и европейских исследований (Университет Кадир Хас, Стамбул), Центра изучения Средиземноморья в Новое и Новейшее время (CMMC), Лаборатории международного и европейского права (LADIE) Университета Ницца Лазурный берег. Последние публикации: «Россия. Вызовы и перспективы возвращения на Ближний Восток», декабрь 2016 г., издательство Inventaire.

Расскажите, как же так получилось, что российский флот оказался на Лазурном берегу в Вильфранш-сюр-мер?  

Причиной этому послужила Крымская война. Тогда России противостояла коалиция, в которую входили Великобритания, Франция, Сардинское королевство и Османская империя. Война стала одним из поворотных этапов в решении «восточного вопроса». Военные действия начались после разногласия между Николаем І и Наполеоном ІІІ по поводу «Святых мест». В реальности это был лишь предлог, а настоящей причиной были амбиции России в отношении ослабленной Османской империи, с одной стороны, и опасения Англии и Франции по поводу российской экспансии в восточном Средиземноморье, с другой. Военные действия разворачивались главным образом в Крыму. Коалиционные войска высадились на полуострове в 1854 г. и начали осаду Севастополя, которая продлилась одиннадцать с половиной месяцев.

Царь Николай I (1796-1855)

Царь Александр II (1818-1881)

Ответственность за завершение войны, начатой Николаем І, легла на его сына Александра ІІ. 30 марта 1856 г. император Александр подписал крайне невыгодный для России Парижский договор. Согласно статье 11 мирного договора, Черное море объявлялось нейтральным, что предусматривало расформирование всех военных флотов в черноморской акватории, прежде всего – российского и турецкого. В соответствии со статьей 11, статья 13 также предусматривала уничтожение всех военно-морских арсеналов, фортов и баз, в частности – в Севастополе и в Одессе. Выполнение мирного договора обеспечивала временная комиссия, состоящая из британских, французских, турецких, сардинских, российских и австрийских делегатов. Таким образом, в 1856 г. под вопросом оказывается все российское влияние в Черном море и за его пределами, в частности в Средиземном море. Отсутствие военного рычага, которым являлся для России Черноморский флот, лишает ее присутствия в Средиземном море, равно как дипломатических возможностей на южном фланге.

Российская империя приступает к поиску решения, которое позволило бы ей где-то разместить свой военный флот и сохранить таким образом своё присутствие в Средиземном море. Поскольку восточная акватория является зоной влияния Англии и Турции, которые занимают открыто враждебную позицию по отношению к России, российским властям ничего не остается, как обратить свой взгляд на западную акваторию.

Подписание Парижского договора (30 марта 1856 г.) © RMN-Grand Palais

Россия направляет свои усилия на установление отношений с Сардинским королевством. Савойский дом хотя и принимал прямое участие в Крымском конфликте, но вступил в войну только в январе 1855 г. (т.е. на год позже Англии и Франции) и его участие ограничивалось преимущественно политической и логистической поддержкой, а отношения Виктора-Эммануила ІІ с российским императором на момент прекращения военных действий оставались дружественными. Уже в ноябре 1856 г., всего через несколько недель после подписания Парижского договора, великая княгиня Елена Павловна приезжает в Ниццу. Несколько дней спустя за ней следует вдовствующая императрица Мария Федоровна, а в январе 1857 г. в Вильфранш прибывает великий князь Михаил Павлович, к которому там присоединяется король Сардинии. В марте 1857 г. в Вильфранш отправляется и великий князь Константин.

Доки Вильфранша в 1870-х годах; мы можем заметить, в нижнем углу, два здания, которые были сданы в аренду российскому имперскому флоту.

Такой «парад» членов императорской семьи свидетельствует о встречном желании России и Сардинии найти какую-то форму партнерства по окончании Крымской войны. То, как непринужденно сближаются бывшие враги –, будь то во время светских раутов на виллах, где живут августейшие особы, или на кораблях, стоящих на рейде Вильфранша, – говорит о явном наличии общих стратегических интересов.

 

Екатерина II, императрица России с 1762 по 1796 год

Россия ищет порт, где могла бы разместиться ее средиземноморская эскадра. Рейд Вильфранша был известен России еще со времен Екатерины ІІ, которая в 1769 г. отправила две эскадры для поддержки военных операций против Турции. Одна из этих эскадр под командованием адмирала Орлова зашла в Вильфранш в 1770 г., прежде чем продолжить путь к турецким берегам, где Орлов в Чесменском сражении (6 июля 1770 г.) разгромил флот Османской империи. Уже в конце XVIII в. российские подданные начинают посещать Ниццу и ее окрестности, а в 1780 г. брат адмирала Орлова, сам князь Григорий Орлов, останавливается в Ницце. В июле 1783 г. Екатерина распоряжается открыть российское консульство в Ницце и Вильфранше. В 1843 г. в Ницце проводит некоторое время и великий русский писатель Николай Гоголь. В первой половине ХІХ в. знатные семейства Ниццы – Орести, Фричеро, Губернати – сближаются с русскими дворянскими семьями.

Савойский дом, со своей стороны, также заинтересован в возобновлении отношений с Россией, поскольку стремится к объединению Италийского полуострова под своим флагом. Участие в Крымской войне, пусть ограниченное, и косвенное участие в победе над такой крупной державой, как Россия, принесло королевству известный престиж. Савойский дом прежде всего стремится к тому, чтобы Австрия, главный противник объединения Италии, не вступила в союз с другими государствами, в частности с Россией, к которой она была близка до Крымской войны.

Соответственно, желание Александра ІІ найти гавань для русского флота в Средиземном море оказывается, как нельзя более кстати: рейд Вильфранша является удобным выбором для обоих государств, тем более что на тот момент Сардинское королевство его не использует, предпочитая Специю и Геную.

Прибытие вдовствующей императрицы России в доки Вильфранша

А, когда это всё-таки произошло? 

Официальное соглашение между сардинским и российским правительством было подписано 16 ноября 1858 г. По которому Россия получает право пользования частью портовой инфраструктуры на девяносто девять лет. Соглашение касается двух сооружений: бывшей каторги (галер) и прилегающего к ней здания (кузницы). Россия располагает картами Вильфранша и залива, которые годом ранее в ходе переговоров были переданы Кавуром российскому послу в Турине, графу Штакельбергу. Первое здание используется как склад и госпиталь для русских моряков, а второе – как склад угля, парусины и провианта. Во втором здании также размещается кузница, и русские моряки производят ряд работ: расширяют пристань и ремонтируют помещения, пришедшие в упадок после многолетнего простоя.

 

Какова реакция других победителей в Крымской войне на российские действия в Вильфранше?

В ходе предварительных переговоров стороны обращаются за согласием к Франции, поскольку для Наполеона ІІІ, который вместе с Савойским домом готовится к войне с Австрией, нежелательно присутствие потенциально недружественной державы на территории запланированных военных действий. Россия, которую Австрия не поддержала во время Восточной войны, обязуется соблюдать нейтралитет в случае конфликта с Австрией. К тому же, когда в 1859 г. война выиграна и графство Ницца переходит к Франции, французское правительство никак не препятствует дальнейшему использованию Вильфранша российским флотом. Что же касается Лондона, он опасается возникновения франко-русского союза через посредничество Сардинии. Но англичане ошибаются и примерно на двадцать пять лет опережают события. Рассчитывая на то, что им наконец удалось, после победы в Крыму, вытеснить Россию из восточного Средиземноморья, англичане охотно сравнивают Вильфранш с «мини-Севастополем», откуда царский флот сможет проводить операции в греческом архипелаге и вдоль Ближневосточного побережья.

Российская императорская яхта “Стандарт” в Вильфранш

Сардинское королевство стремится успокоить Англию через газету «La Gazette Piémontaise»: в ней печатаются статьи, в которых говорится, что здания в порту Вильфранш переданы в пользование России в рамках временной безвозмездной концессии и служат исключительно для хранения угля и провианта. Ведь за несколько лет до того, США получили аналогичную концессию в Специи, и это не вызвало ни у кого бурной реакции.

В итоге, уже в 1858 г. русский военно-морской флот возобновляет свое присутствие в восточном Средиземноморье. Доклады о перемещении российских кораблей на рейде, написанные консулами Франции в Вильфранше, изобилуют деталями. Из этих докладов следует, что рейд Вильфранша – центральный перевалочный пункт морского пути, связывающего Кронштадт с западной частью Средиземного моря, по которому регулярно курсируют российские военные корабли. Они останавливаются в Кадисе, Барселоне, Марселе, Тулоне, Генуе, Специи, Чивитавеккье, Гаэте и Мессине. Далее, от Сицилии российские корабли направляются в сторону Рагузы, Смирны, в некоторых случаях в Николаев. Иногда на борту находятся члены императорской семьи. Как и до 1856 г., российский флот продолжает патрулировать в районе греческого архипелага, где Россия обеспечивает защиту православного населения, и в районе Леванта, где расположены Святые места.

Как уже говорилось выше, российское присутствие в Вильфранше зафиксировано еще до появления там временной базы российского флота. Доклады консульского отдела Франции в Вильфранше указывают, что начиная с 1858 г. на рейде стоят от двух до пяти российских военных кораблей. Члены императорской семьи также регулярно посещают Вильфранш. В итоге русское присутствие усиливается, Ницца и ее окрестности становятся излюбленным местом отдыха для российского высшего общества. Присутствие коронованных особ, приток русских моряков, чиновников и купцов ставит вопрос о необходимости православного храма. В 1857–1858 гг., практически одновременно с переговорами между Россией и Сардинией, строится на улице Лоншан православная церковь, освященная в январе 1860 г.

«Дипломатическое обаяние» императрицы распространяется не только на высокопоставленных чиновников Сардинского королевства. Так в апреле 1857 г., перед Пасхой, императрица делает крупные пожертвования в пользу бедных Ниццы. В частности, она жертвует городу двадцать тысяч франков на приюты и на создание фонда взаимопомощи. Ее благотворительность создает образ добродетельной и набожной женщины, и население города выражает ей свою благодарность бурным приветствием в момент ее отъезда из Вильфранша в конце апреля 1857 г. Когда императорская семья снова останавливается в Вильфранше в 1865 г., она пользуется у населения всё той же популярностью. В выпусках от 1 и 2 мая 1865 г. газета Le Journal de Nice уделяет несколько колонок церемонии в честь отбытия императорской четы в Россию. Церемония проходит на вокзале г. Ниццы (линия сообщения Москва – Ницца была открыта в 1864 г.) в «атмосфере всеобщего умиления», а когда поезд трогается, раздаются «воодушевленные ”ура!” [русских подданных] и не менее восторженные выкрики французской публики ”Да здравствует Император!”». Во время своего пребывания в Ницце русский царь вручил награды многочисленным знатным горожанам, в том числе мэрам г. Ниццы и г. Вильфранша, и префекту департамента Приморские Альпы. Кроме того, Александр ІІ пожертвовал три тысячи франков коммуне Вильфранша, на помощь самым бедным.

Размещение российских военных кораблей в Вильфранше – уникальный пример стратегического перебазирования русского черноморского флота в западной части Средиземного моря. С помощью дипломатии, опиравшейся на русскую общину в Ницце, и благодаря личному участию членов императорской семьи размещение российской «базы» в Вильфранше стало уникальным историческим и стратегическим эпизодом в отношениях России и Запада. Стоянка российского флота в Вильфранше продлилась всего несколько лет, но это, тем не менее, усилило русское присутствие в этой части побережья и пошло на пользу отношениям между Россией и Францией, которые в дальнейшем заключили военный союз (1892 г.). 

Егор Селиванов